взлом
   

News:
здесь самое интерестно Астрид Линдгрен. Эмиль из Леннеберги Л. Брауде, и Е. Паклина, перевод 1986 Изд. "Азбука", Санкт-Петербург, 1997 г. Эмиль из Леннерберги Новые проделки Эмиля из Леннерберги! Жив еще Эмиль из Леннеберги! Иди и Эмиль из Леннерберги* ЭМИЛЬ ИЗ ЛЕННЕБЕРГИ *

  • рассказы
  • Дженни Дэйл Красный, как огонь Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Нил с Эмили перепугались не на шутку. Отец был всегда таким спокойным, таким выдержанным. Он никогда не приходил в отчаяние, почти никогда не сердился, а питомник со всеми собаками был для него смыслом жизни. И теперь он хочет все бросить? Как он мог такое сказать? Одна мысль об этом приводила детей в отчаяние. За столом Боб почти все время молчал, и вскоре его настроение передалось остальным. Нил не мог припомнить второго такого ужасного обеда. Мальчик попытался было говорить шепотом, но понял, что уж лучше молчать, как все. Когда убрали со стола и стали мыть посуду, зазвонил телефон. Кэрол сняла трубку. Судя по выражению ее лица, новости оказались хорошими. — Это Майк Тернер. Он поместил Рэда в блок интенсивной терапии, говорит, что его состояние стабилизовалось. Ранения очень серьезные, но Майк надеется, что у пса есть шанс выкарабкаться. — Шанс — это уже кое-что, — Эмили выдавила из себя улыбку. — Он молодец, он выживет. — Конечно, Рэду придется на какое-то время остаться в клинике, — продолжала Кэрол, — но с Виски все в порядке, мы можем забрать его в любой момент. — Поезжайте прямо сейчас, — сказал Боб. — В четыре — похороны Джима Бэрчела, мне понадобится машина. — Пап, неужели ты не хочешь повидать Рэда? — изумился Нил. Боб отвел глаза в сторону, будто чувствовал за собой вину. Это напутало Нила еще больше. Неужели отец казнит себя за то, что Рэд пострадал? — В следующий раз. У меня много дел. Кэрол взяла с собой обоих старших детей. По мере приближения к городу нетерпение Нила с Эмили только усиливалось. В приемной их встретила Дженис. — У Майка пациент, — сообщила она. — Кошка с больным глазом. Подождите, он сейчас подойдет. Может быть, хотите сразу пройти в блок интенсивной терапии? Нил уже раза два бывал в этом блоке, и каждый раз испытывал настоящий ужас. Интенсивная терапия предназначалась для очень больных животных, а ничего хуже страдающей собаки мальчик представить себе не мог. Наверное, так выглядит настоящая операционная, подумал он. Стерильная белизна, блеск металла и запах дезинфицирующих средств. Животные содержались тут в специальных клетках с подогревом; на каждой клетке висела табличка с описанием повреждений и предписанными процедурами. Здесь было чисто, тихо и спокойно, и никто не сомневался в том, что Майк отлично заботится о своих пациентах, однако Нил никак не мог избавиться от щемящего чувства тоски. На этот раз Рэд оказался единственным обитателем палаты. Он лежал на подогретом матрасике в своей клетке и, вероятно, спал. Сначала Нилу показалось, что пес умер, но потом он заметил, как вздымается и опадает у него бок. На заднюю, сломанную, лапу была наложена пластмассовая шина, к передней лапе тянулась прозрачная трубочка капельницы. Шерсть на животе была выстрижена, на голой коже белела повязка. — Господи, что с ним? — подумал Нил. Оказывается, он произнес это вслух. Послышались шаги, в палату вошел Майк Тернер: — От бревна, которым его придавило, откололся острый кусок дерева и проник глубоко в брюшную полость. Повреждения были настолько серьезными, что я немедленно его прооперировал. Наложил несколько швов… — Он выживет? — с надеждой спросила Эмили. — Не знаю, — Майк помолчал, взвешивая слова. — Он переохладился, потерял много крови. Но пес сильный, в хорошей форме. Позвоночник не поврежден… Буду с вами откровенен: ничего не могу гарантировать. Пока Кэрол читала табличку с историей болезни, Нил с Эмили неотрывно смотрели на Рэда. — Ну же, малыш, — сказал Нил. — Ты можешь поправиться. Ты попросту обязан. Ты обязан это сделать ради папы, — добавил он про себя. — Как дела у Виски? — спросила Кэрол. — Ах да…, — Майк потер рукой подбородок. — Тут тоже не все в порядке. Физически-то он здоров… Впрочем, сами увидите. Майк Тернер направился к выходу из операционной, Паркеры последовали за ним. В небольшом помещении находилось несколько вольеров, в которых здоровые животные дожидались приезда хозяев. Виски они увидели сразу. Он съежился у дальней стенки и казался до смерти перепуганным. — Он дрожит с тех самых пор, как попал в приют, — пояснила Кэрол. — Да и пожар не пошел ему на пользу. Пойду, принесу переносную клетку. Понадобилось довольно много времени, чтобы заставить Виски покинуть вольер и перейти в клетку. Даже ласковые уговоры Эмили не помогали. Пес скалил зубы и был готов броситься на того, кто к нему притронется. Нил прекрасно понимал, что Виски от природы не агрессивен, просто он очень напуган и защищается. Однако пока он вновь не научится доверять людям, хозяина ему не найти. Кэрол как раз сворачивала на подъездную дорогу, когда Боб распахнул ворота питомника. В темном костюме, белой рубашке и черном галстуке он казался совсем чужим. Нил не сразу сообразил, что отец собирается на похороны. Вслед за Бобом вышла женщина с фокстерьером на поводке. Нил сразу узнал песика — его оставляли в питомнике на передержку. Хозяйка фокса набросилась на Боба с упреками. — Я просто ушам своим не поверила! Весь питомник мог сгореть. Мистер Паркер, я больше не могу доверять вам свою собаку! — она втолкнула пса в машину и, прежде чем захлопнуть дверцу, злобно прокричала: — И я всем своим Знакомым расскажу о том, что тут творится, можете мне поверить! — Она так резко надавила на газ, что из-под колес брызнули фонтанчики гравия. Боб поморщился, потер шею: — Что же, этого пса мы больше не увидим. Одно утешает — он не постоянный наш клиент. — Глупая гусыня! — воскликнула Эмили. — Пап, Рэду сделали операцию, — Нил решил подбодрить отца. — Майк сказал, что все прошло очень хорошо. Позвоночник не пострадал, и Майк говорит, что Рэд сильный и может выкарабкаться. А еще мы привезли Виски. Ты не мог бы… — Извини, Нил, но сейчас у меня нет времени, — оборвал его Боб. — Мне пора на похороны. — Кэрол вышла из машины, Боб сел за руль. — Вернусь к ужину. — Он так спешил, что Кэрол еле успела достать с заднего сиденья клетку с Виски. Нил с Эмили так и застыли на месте. — Это совсем на него не похоже, — прошептала Эмили. — Знаю. Послушай, он ничего тебе не говорил о том, что придется отказаться от питомника? — Эмили молча покачала головой. — Помнишь, я рассказывал, как он расстроился, когда приходил тот тип из страховой компании? Ты не поверишь, но этот тип обвинил отца в поджоге собственного сарая, и все ради страховки. А тут еще хозяева начинают забирать собак… — Нил передернул плечами. — Пойдем, нужно Виски куда-то устроить. На полпути они повстречали Кейт Макгуайр — она как раз выходила из второго блока. Казалось, Кейт озаряла собой всю округу. Сегодня на ней был длинный мешковатый свитер в яркую полоску, а волосы она повязала оранжевой косынкой. — Вы привезли Виски? — спросила она. — Его уже можно поместить в приют. Если хотите, я им займусь. — Только он очень нервный, — предупредил Нил. — Наша помощь не нужна? — поинтересовалась Эмили. — Еще как нужна. Я не успела выгулять всех собак. Если поможете, буду вам очень благодарна. — Конечно, только скажем маме, что мы тут. Оставив пса на попечение Кейт, брат с сестрой направились к дому. Кэрол сидела за компьютером. — Отлично, — сказала она, выслушав сына. — Тогда я смогу немного поработать. Нил помолчал, собираясь с духом. — Скажи, папа что-нибудь говорил о том, чтобы отказаться от питомника? Кэрол подняла голову, тяжело вздохнула. — Ваш отец очень расстроен. Пожар — серьезное испытание, а если нам не выплатят страховку, мы не сможем построить новый сарай. У отца только что умер близкий друг, и с Рэдом такая беда… — она вымученно улыбнулась. — Дайте ему немного времени, ладно? — Но ты же не позволишь ему сдаться, правда? — воскликнула Эмили. — Не бойтесь, без вас никто ничего решать не станет. А вы подумайте вот о чем. Работа эта сложная, и если сердце к ней не лежит, ничего хорошего не выйдет. Ужин давно был готов, а Боб все не возвращался. Кэрол не накрывала на стол до тех пор, пока Сара не стала капризничать. Малышке пора было в постель, а она еще не ела. — Давайте за стол! — крикнула Кэрол. — А то все остынет. Нил не мог не заметить, как беспокоится она за отца. Кэрол слишком суетилась у плиты, слишком тщательно расставляла тарелки. — Оставлю для него еду на плите, он должен вот-вот придти. И действительно, не успел Нил проглотить первый кусок, как в кухню вошел Боб. Даже во время пожара он не казался таким усталым. Он тяжело опустился на стул, потер ладонями виски. — Извините, что так поздно, — произнес Боб наконец. Казалось, слова давались ему с большим трудом. — Мне пришлось дождаться оглашения завещания. Джим мне кое-что оставил. Нила так и подмывало спросить, что именно завещал отцу его друг. Может быть, деньги, и их хватит на то, чтобы отстроить сарай, и тогда отец немного приободрится, и жизнь пойдет своим чередом. Но мальчик промолчал. Отец ведь знал, что именно получил в наследство, и это его почему-то не радовало. — Так что он тебе оставил? — тихо спросила Кэрол. — Рэда. Он завещал мне Рэда. У Нила комок застрял в горле. Он заметил, как Эмили прижала ладонь к губам. Оба прекрасно понимали: еще вчера отец был бы счастлив, но теперь, после всего, что случилось… — Джим знал, как мне нравится Рэд, — продолжал Боб. — Он даже оставил небольшую сумму на его содержание, — Боб тяжело вздохнул, снова потер виски. — Мог ли он предположить, что я так его подведу… еще до того, как его похоронят! — Нет! — воскликнула Эмили. — Тебе не в чем себя упрекнуть! — Давай не будем об этом, ладно? Нил опустил глаза и стал усердно ковырять вилкой в тарелке. Тишина за столом становилась невыносимой; когда прозвенел звонок, Нил с радостью бросился открывать дверь. На пороге стоял невысокий, слегка полноватый незнакомец с темными, довольно сильно поредевшими волосами. На нем были резиновые сапоги и дорогой твидовый пиджак поверх желтой жилетки. — Здравствуй, мой юный друг, — с нарочитой жизнерадостностью произнес он. — Можно мне переговорить с твоим отцом? Трудно сказать, что возмутило Нила больше — «юный друг» или фальшивая интонация. — Извините, — холодно ответил мальчик. — Питомник уже закрыт. Приходите завтра утром. — Да не нужен мне питомник, — в голосе незнакомца послышалось явное раздражение. — Будь хорошим мальчиком, сходи за отцом. «Хороший мальчик» понравился Нилу еще меньше, но не позвать отца он не мог. — Что вам угодно? — спросил Боб. Незнакомец схватил руку Боба и стал усердно ее трясти. Нил держался поблизости — его разбирало любопытство. В прихожую проскользнула Эмили, бросила на брата вопросительный взгляд. Нил выразительно пожал плечами. — Добрый вечер, мистер Паркер. Можно мне называть вас Бобом? Мы с вами не знакомы, но я вас видел несколько раз. Меня зовут Филип Кенделл, я недавно купил ферму «Старая мельница». Мой участок граничит с вашим. — Да-да, — неуверенно протянул Боб. Ясно было, что он не очень понимает, куда клонит незнакомец. — Да, я слышал о вас, мистер Кенделл. Чем могу быть полезен? Незнакомец лучезарно улыбнулся. Нилу его улыбка показалась насквозь фальшивой. — Скорее, это я могу быть вам полезен. Боб, я слышал, у вас вчера были неприятности, и у меня есть для вас предложение. Может быть, вы разрешите мне войти, и мы все обсудим? — Извините, мистер Кенделл, но сейчас не самое подходящее время. — Какие глупости, — отрубил незнакомец, — дело нужно делать в любое время, только так и можно преуспеть. У меня есть предложение. — Не дождавшись от хозяина наводящего вопроса, незнакомец поспешно продолжал: — Я хочу купить ваш участок. И готов предложить за него хорошую цену.


    здесь самое интерестно
    взлом почты mail
    Цена deti.oracoll.ru Счетчик тИЦ и PR Яндекс.Метрика